Деловая электронная газета «Бизнес Online». Алексей Семин: «Впервые я начал верить в какие-то высшие силы...»

Деловая электронная газета «Бизнес Online». Алексей Семин: «Впервые я начал верить в какие-то высшие силы...»

«Триединое обвинение, которое лежит на мне в глазах общества: чековая приватизация, моя работа в комитете по банкротству и «Адмирал», — говорит владелец группы ASG Алексей Семин. Во второй части эксклюзивного интервью «БИЗНЕС Online» он последовательно отвечает критикам и рассказывает, как многое переосмыслил после трагедии 2015 года, уединяясь в тиши Шартрского собора. О том, почему Семин считает, что на его бизнес была развернута несправедливая атака, как он пережил непростые годы и насколько нелегко приходится сейчас российским капиталам на Западе.


Дело «Адмирала»: «Это не было преступлением со стороны ASG — это преступление других лиц»

— Алексей Владимирович, в первой части интервью речь шла о вашем земельном банке. Сегодня хотелось бы затронуть иные аспекты. Невозможно не задать вопрос, связанный с пожаром в «Адмирале». Погибли люди, сотни предпринимателей потеряли имущество, свой бизнес… Чувствует ли компания ASG и вы лично свою вину за произошедшее?

— Страшная трагедия 2015 года действительно перевернула очень многое. И, наверное, пережить это все было бы намного тяжелее, если бы не та абсолютно несправедливая, не основанная ни на одном доводе разума кампания травли ASG. Но есть страшная беда, к которой сопричастны все мы.

— Если говорить конкретно о вас, то были ведь громкие заявления Владимира Маркина из СК РФ, были заявления прокурора РТ Илдуса Нафикова касательно вас. Требовали вашей экстрадиции в Россию, через Интерпол — помните? В итоге следствие пришло к выводам о вашей непричастности — в 2015 году дело прекратили. Но все равно дело Роберта Хайруллина, руководителя вашей бизнес-империи, все еще в стадии суда. Хотите вы или нет, но у публики осталось некое двойственное ощущение. Некоторые могут даже считать, что вы просто откупились. Как было на самом деле? Как вы все это прокомментируете?

— Не откупился, а шаг за шагом доказал свою абсолютную невиновность. Чтобы развеять все двойственные ощущения и подозрения, достаточно изучить ход уголовного дела, а затем логически, используя здравый смысл, оценить обстоятельства.

Полагаю, вам известно, что в 2015 году следствие ходатайствовало о моем аресте. Но дело в том, что для применения ареста суд должен установить наличие достаточных данных, свидетельствующих об обоснованности подозрений в причастности лица к совершению преступления. Так вот, в сентябре 2015 года президиум Верховного суда Республики Татарстан установил, что следствием не было представлено таких данных, и направил дело на новое рассмотрение. В свою очередь, Советский районный суд в ноябре 2015 года пришел к выводу, что в принципе не представлено никаких разумных оснований для моего уголовного преследования. Кстати, это дело было включено президиумом Верховного Суда Российской Федерации в «Обзор практики по делам о заключении под стражу 2017 года» как пример правильного разрешения такого рода дел и правильного подхода к тому, какие доказательства не могут говорить о причастности лица к преступлению.

Вы можете ознакомиться с данным документом — он есть в свободном доступе. Там четко все расписано. Принятое решение Советский районный суд мотивировал тем, что в качестве доказательств обоснованности подозрения в причастности Семина к инкриминируемым ему преступлениям суду представлены копии допросов свидетелей и документы, свидетельствующие только о факте пожара в результате нарушения норм пожарной безопасности. Однако не представлено данных о том, что управляющая компания «АС Менеджмент» имеет какое-либо отношение к эксплуатации торгового комплекса и оказывает услуги, а Семин является должностным лицом, ответственным за нарушение требований пожарной безопасности на данном объекте.

Уголовное преследование в отношении меня было прекращено постановлением следователя в связи с непричастностью к совершению преступлений. За мной признано право на реабилитацию. Что это значит? Не было и нет никаких оснований для моего уголовного преследования. Более того, само уголовное преследование изначально не имело оснований, то есть было неправомерным.

Вы действительно полагаете, что все эти решения различных органов, различных инстанций были приняты под каким-то воздействием с моей стороны?

— Кто мог быть заинтересован в вашем уголовном преследовании?

— Те, кто хотел отвести обвинения от себя, кому нужна была «масштабная медийная фигура». Те, кто хотел заняться переделом активов ASG. Те, кто просто ненавидел Семина. Не будем забывать и «добросовестных» исполнителей, которые в силу непрофессионализма, а может быть, в силу желания выслужиться принимали соответствующие решения.

Поэтому, по словам известного адвоката Генри Резника, Семин был «назначен виновным». Свою позицию Резник доказал с фактами на руках и довел дело вплоть до привлечения к нему внимания со стороны президиума Верховного Суда РФ, который использовал ее как одну из основ своих разъяснений по вопросам судебной практики 2017 года. На это у моего адвоката ушло больше года, хотя все обвинения в отношении меня были давно сняты. Он посчитал, что это важно с точки зрения вероятных обвинений в адрес других предпринимателей.

— И все же смотрите, Алексей Владимирович. Вы юридически непричастны к оперативному управлению компанией — именно поэтому с вас сняли обвинения. Не будем дискутировать, насколько это справедливо с точки зрения общества, но давайте посмотрим, как все может выглядеть со стороны.

Роберт Хайруллин как должностное лицо «АС-Менеджмент» вместо того, чтобы привести в порядок помещения бывших цехов завода «Серп и Молот» (а это требовало сотен миллионов рублей вложений), сдал их в аренду. Он заключил договор с арендатором, гендиректором ООО «Заря» Гусейном Гахрамановым, который взялся организовать там рынок и сдавать в аренду места без завершенной и согласованной противопожарной реконструкции. Отсутствие этих инвестиций не было случайностью: вся надежда, как можно предположить, была не только на авось, но и на «крышу». В ходе дела вскрылись факты, что так или иначе замешаны и бывший прокурор Казани, и судебные приставы, и высокопоставленные чины из МВД, прослеживался след ОПГ «Тукаевские»…

То есть выглядит так, что кривая схема функционирования объекта была кем-то собрана осознанно: минимум вложений, максимум дохода. Если что, «крыша» отмажет от проверок. Но все это было как бомба замедленного действия — и, к сожалению, она рванула. Никто не ожидал, что прилетит «черный лебедь», как говорит Нассим Талеб. Никто не предполагал, что погибнут люди. А в таких случаях, как говорится, звонки высокопоставленным покровителям не помогают.

Как вы прокомментируете такой взгляд на историю?

— Вы задаете вопрос и сами же отвечаете на него — что тут можно комментировать? Я согласен, что преступление, безусловно, произошло! Но это не было преступлением со стороны ASG. Его совершили другие лица, в том числе те, которых вы упоминаете.

— Согласны ли вы, что в силу жадности, глупости или хитроумной схемы (неважно определение — Хайруллина или ASG) помещения были сданы в аренду без их приспособления согласно всем нормативам? Поясним логику: дескать, зачем вкладывать сотни миллионов в безопасность, если прибыль уменьшится?..

— С такой постановкой вопроса я не согласен: она абсурдна! Потому что помещения можно сдавать в аренду в любом состоянии. Вы вправе арендовать квартиру, сделать ремонт — это все прописывается в договоре, и вы получаете скидку по аренде. А можете арендовать ее с мебелью, персидскими коврами, с горничной — и платить дороже. Вы можете взять развалившийся дом, не платить за него арендную плату 20 лет или платить по минимальной ставке, но отремонтировать его — это все регламентируется гражданско-правовым договором.


Фото: «БИЗНЕС Online»

— Это да, понятно, что юридически все было зафиксировано! Но ведь и цена аренды другая, когда бизнес сдает имущество с изъянами.

— Конечно. Было два варианта: вы берете в аренду дороже, но готовое помещение, или дешевле, но доводите его до ума. Когда помещения будут готовы, можно начинать работать.

— Хорошо, ставим на паузу эту тему. Хотелось услышать вашу принципиальную позицию в деле « Адмирала», и она прозвучала. Sapienti sat, как говорили в древнем Риме, — каждый может сделать выводы. Поэтому идем дальше. Вы все же считаете, что ASG затравили, хотя прошло шесть лет. Это интересное и, поверьте, неожиданное заявление даже для нас, журналистов.

— Вся кампания травли ASG не имела под собой разумных юридических доводов. Затравить действительно пытались — слишком многие увидели в этом свой интерес! Безусловно, масштабы трагедии (а она унесла жизнь 19 человек) не могут оставить безучастными даже далеких от нее людей, не говоря уже обо всех нас. Но то, что началось в первые же дни после пожара… Мы видели, как менялись люди.

«АС Менеджмент» при участии Хайруллина сразу же начал разрабатывать пакет мер поддержки погорельцам, начались переговоры о том, где они смогут возобновить работу, чтобы в кратчайшие сроки минимизировать последствия для большинства предпринимателей. Была развернута работа по помощи семьям погибших, тем, кто получил ожоги и травмы. Компания и ее сотрудники были полностью готовы сотрудничать со следствием.

И вот через несколько дней после пожара все перевернулось с ног на голову. Те люди, что со слезами на глазах приходили, просили помощи, потребовали: «Если вы не сделаете вот это и вот это, мы дадим показания, что это вы виноваты». Чисто человеческая помощь, которую мы были готовы оказать, трактовалась как признание вины. Все пришлось перевести в юридическую плоскость.

— Понятно, что в подобных непредвиденных ситуациях люди себя ведут крайне противоречиво… Компания перевернула для себя страницу «Адмирала» — с финансовой точки зрения? Сейчас у ASG все нормально в плане бизнеса?

— К сожалению, это иллюзия, что у нас все идет нормально. Нет, все не так замечательно, потому что ущерб, конечно же, измеряется многими миллиардами. Методы борьбы, которые были использованы против ASG — закрытие офисов, торговых центров, «выселение» сотрудников в течение 24 часов, арест счетов… Примените это по отношению к любому бизнесу — и вы поймете, какой страшный удар пережила компания! Я считаю, что сотрудники ASG совершили настоящий гражданский подвиг. Не знаю, какая компания еще смогла бы выстоять в таких условиях.

Сорвались начатые проекты. Был свернут мегапроект возрождения усадеб под Москвой — «Большое усадебное кольцо». Я ведь действительно хотел (это было моей мечтой!) вернуть им былое великолепие. Но увы.

Дело «Адмирала» ясно показало мне, насколько бизнес не защищен в России.

В меньшем масштабе, но я реализовал свою мечту в Европе.

А исторические объекты в Казани? Мы только-только пытаемся к ним вернуться, потому что пришлось на несколько лет бросить начатые работы. Мы сейчас отброшены на несколько лет назад — это очевидно. Я уже не говорю о моральном аспекте: ведь люди были подавленными обвинениями, они испытали огромное чувство неуверенности, рушились идеалы. Поэтому говорить, что мы сегодня полностью оправились от потерь, было бы красиво, но это значило бы погрешить против истины. Мы сейчас только в начале возрождения ASG.

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: Алексей Семин: «Впервые я начал верить в какие-то высшие силы...» (business-gazeta.ru)

Орфография и пунктуация автора сохранены


Назад к списку новостей